Главная » Статьи » Путешествия в Териберку

К краю земли-2. Часть 1.

Напомню, что поход 2001 года нельзя было назвать абсолютно идеальным на 100%. Имели место события, удачный исход которых зависел исключительно от Всевышнего. В частности: событие на море, которое могло закончится для нас, если не трагедией, то огромным геморроем, если бы не вмешательство Высших Сил пославших нам катер "Сариола" на траверсе губы Долгой (прошу запомнить это название на будущее, оно еще появится). Потому, вернувшись домой мы с Юрой решили, что выход в Баренцево море необходимо повторить, но подготовившись более капитально. Заодно неплохо бы было показать Северный Ледовитый Океан друзьям.

Друзей изъявивших желание посмотреть на Океан оказалось двое: наш с Юрой общий друг Андрей и моя будущая жена Катя. Еще один небезъизвестный товарищ Юрий после нашего предложения сказал, что подумает, но на его лице было написано, что он считает нас с Юрой ненормальными и психически неуравновешенными людьми. (Он не пошел с нами, предпочтя спортивный сплав по какой то реке Волге). К огромному сожалению с нами не смог пойти из за семейных дел Сергей Калашников, обладающий большим опытом и просто хороший человек.

Итак, нас четверо. Осталось разработать маршрут выхода в Баренцево море таким образом, что бы он был с достаточно простой заброской и выброской, но и не повторял наш прошлогодний. Последнее требование выполнить нелегко, так как на побережье к востоку от Кольского залива всего один поселок соединенный дорогой с Мурманском - это Териберка. После долгих дебатов было решено идти по р. Териберке от моста до конца водохранилища, делать волок в реку Долгую и по ней выходить к морю в губу Долгую. Таким образом мы повторяли совсем не большую часть прошлогоднего маршрута, но проходили р. Териберку до конца. Далее по губе выйти в открытое море и на право в п. Териберка. Правда Кате очень хотелось посмотреть на каменные "яйца" которые мы с Юрой засняли в 2001 году во время нашей крайней (чуть не оказавшейся последней) остановке для отдыха при переходе от Климковки в п. Териберка. Это было из губы Долгой налево. Но недалеко.

Из похода 2001 года мы с Юрой вынесли богатый опыт, полученный на ошибках. Особенно это касалось движения под парусом. Благодаря этому опыту мы надеялись эти ошибки не повторить. Щаз. Мы не только повторили некоторые выдающиеся старые, но и совершили кучу новых.

Однако по порядку.

Подготовка катамарана вяло шла всю зиму, прошивались швы, проклеивались камеры, а самое главное моим папой в заводских условиях изготовлялась по нашему проекту конструкция шверта и швертового колодца. Причем в последнюю неделю. Я как раз за неделю до отъезда вернулся из одиночного похода по Хибинам и насел на папу так, что шверт, который не могли сделать уже несколько месяцев, был изготовлен за два дня, причем без малейших недоработок. Стальной колодец с местом крепления мачты и сам шверт из стеклотекстолита толщиной 3 мм. Легко и прочно. Рулем должно было стать, как всегда весло (как показала позднее практика - неверное решение).

Вещи собраны, продукты закуплены. Палатками нас обеспечил Юра. Одна старая добрая изба с которой мы ходим много лет, и вторая новая полубочка Юриной сестры (как показала позднее практика - второе неверное решение).



Вокзал, поезд, приподнятое настроение. Как всегда бывает в наших путешествиях, уже в поезде происходят интересные события или встречаются интересные люди. В это раз было "встречаются интересные люди". Точнее в единственном числе - человек. Если кто то из читающих этот трактат знает этого удивительного во всех отношениях человека, то поймет все и сразу.

Имя этого человека - Толя Ветролет. Велосипедист - разговорник.

Во время погрузки в поезд на Ленинградском вокзале ко мне подошла Катя и с задумчивым выражением лица сообщила, что с нами в вагоне едет некий субъект с велосипедом и в шлеме (который он, кстати, снял только на следующий день к вечеру), который выдает такие фразы, что она, в смысле Катя, даже не очень понимает их смысл. Катя вообще сама девушка образованная и умеющая говорить красиво и витиевато, поэтому я заинтересовался, что же такое надо загнуть, что бы даже она не поняла. Пробираясь в вагон я встретил Юру с аналогичным Катиному, выражением лица. На мой молчаливый вопрос Юра, лишенный Катиного красноречия, сказал: - "там, блин ваще". Андрей сидел в нашем отсеке и ржал. В соседнем отсеке человек в шлеме пытался запихнуть велосипед на третью полку. Мы с Юрой, как люди в общем добрые, стали ему помогать. Человек в шлеме представился Толей Ветролетом и стал комментировать процесс запихивания велосипеда фразами, типа: "необходимо перевести руль в плоскость велосипеда, таким образом он самозафиксируется". Авторская фраза была раз в восемь длиннее, но такой по сути. С этого момента я смотрел на Толю с глубоким уважением. Сам я строить такие словообороты не могу даже под страхом смерти. В общем, слово за слово, велек удачно самозафиксировался, мы все вышли на перрон покурить на последок. У вагона суетилась Толина мама. Кстати поезд отправлялся в 1.17 ночи, поэтому было не ясно, как эта пожилая женщина будет добираться домой. Толю этот вопрос явно не волновал. Мама же волновалась за Толю не на шутку (в принципе, если бы у меня был такой сын, я бы больше волновался если бы он один оставался дома. Правда не знаю за кого больше, за него или за дом) мы с Юрой пытались успокоить ее как могли, в общем немного получилось. Бедная женщина.

Но вот поезд тронулся, Москва с ее грязью и проблемами осталась позади. Впереди нас ждали трудности другого рода. Трудности, к которым мы и люди подобные нам стремятся сами. Трудности, которые иногда кажутся настолько серьезными, а подчас непреодолимыми, но которые вспоминаешь с ностальгией уже на обратном пути, и уже на обратном пути мечтаешь о новых трудностях и новых маршрутах. Но хватит грусти, ведь поход только начался и все впереди. К тому же даже если бы повод для грусти был, Толя настроение бы поднял наверняка.

Ночью он спать не ложился. Бродил по вагону в шлеме и с фотокамерой на груди до утра как призрак. Я даже спать боялся. Утром вагон вздохнул с облегчением: Толя снял шлем. Сел к окну. Поговорил с мамой по телефону. Еще через секунду его голова коснулась стола и Толя уснул.

С нами в вагоне ехала группа на Йоканьгу. Ребята везли катамаран, но не везли раму. Надеялись на лес, нам показалось напрасно, но люди опытные, наверно знали, что делают. Интересно как у них прошел поход. Приколов связанных с Толей было еще много. Чего стоит фраза женщины, ехавшей с ним в одном отсеке произнесенная грустным голосом, фраза завершившая следующий диалог с Толей:

"Молодой человек, зачем вы наступили ботинками на мой пододеяльник"

"Вы ведь все равно другой стороной укрываетесь"

"Да... сначала надо голову лечить, а потом велосипед покупать"

Толя пробубнил что-то в ответ.

Женщина, голосом, уже совсем наполненным отчаянием произнесла:

"Ой, дурень!"

Фраза эта стала у нас крылатой. Теперь отношения у нас в команде по интеллигентности вышли на качественно новый уровень. Отныне, вместо того, что бы привычно обматерить, слепившего косяк члена команды, мы хором произносили эту фразу. И в особо выдающихся случаях, добавляли предыдущую.

В общем-то, Толя человек неплохой и добрый, но со своими странностями. Во всяком случае, он произвел лучшее впечатление, чем один мужик который докопался к нему так, что нам с Юрой даже пришлось этому мужику в тамбуре сделать замечание. Мужик внял. Правда, получил от нас позорную кликуху - "замполит". Ну, типаж такой, что поделаешь.

Могу сказать одно, после того, как он прочитал по памяти часть своего отчета о зимнем велопоходе по Кольскому, я захотел прочитать этот отчет целиком, даже дал Толе электронный адрес, но отчет он так и не прислал, а жаль. Фраза "бриллиантовая диадема "чего-то там" на черном бархате ночи" (не ручаюсь за точность, но запомнилось так), сказанная про город Кировск, поразила меня наповал.

Но вот и Мурманск. Выгрузились на перроне, и к нам сразу подошел дядька с микроавтобусом FORD красного цвета. Цена 10 рублей за километр. Заброска 700 руб. - выброска через две недели - 1400. Нам показалось дорого, по сравнению с рейсовым автобусом на который мы рассчитывали (наивные). Да и обратно мы надеялись добраться по морю на каком-нибудь катере. Дядька уехал но, улыбнувшись, оставил телефон своего друга на будущее. Катя с Андреем остались сторожить вещи, а мы с Юрой отправились на автовокзал, расположенный, кстати прямо на площади перед вокзалом ж.д. Кассы в соседнем доме. В кассах выяснилось, что билет на автобус стоит около 100 руб. на рыло и столько же за место багажа. Прикидочные подсчеты выявили нашу глупость. 700 р. запрошенных водилой били явно меньше, чем 900 за автобус. Но это было пол беды. А целая беда была в том, что все билеты на автобус были проданы еще неделю назад. А следующий рейс через день. Еще не понимая до конца, как мы попали, я отправился к таксистам. Легковых машин нам надо было две. Сумма, запрошенная таксистами за каждую напоминала по количеству цифр номер телефона.... С кодом города. Точнее 1500 р. за одну машину с оплатой их обратной дороги.

Следующие пару часов мы носились по городу в поисках хотя бы арбы, забежали в порт, выяснили что рейсового морского сообщения с Териберкой нет, так как туда есть дорога, а корабли заходят только в те поселки где нет другого сообщения с Мурманском. Периодически докладывали Кате и Андрею о результатах и выслушивали их матюги.

Но вдруг я увидел красный FORD, подъезжавший к вокзалу. Так быстро мне давно не бегалось. Думал догоню и покаюсь водиле. Догнал. Водитель другой, и FORD другой. Но поговорить решил обязательно. Выслушав меня, водитель сказал, что извозом не занимается. "мы заплатим" пролепетал я, чтобы водитель не подумал, что мы просимся на халяву. Узнав куда надо ехать и поразмыслив мне был дан ответ: "Едем через 30 минут, когда я закончу свои дела, цена..." в этот момент дядя выдержал эффектную паузу, набрал воздуха и выдал - "250 не меньше!"

(В это время Юра окучивал таксофон на вокзале, пытаясь дозвонится до службы грузовых такси)

"250 чего" осторожно уточнил я и услышал неожиданный ответ: "Рублей".

"С человека?" не унимался я.

"ВСЕГО" посмотрев на меня как на идиота, сказал он и пошел на вокзал по своим делам, а я, вспомнив мультик про маму мамонтенка, осторожно взял его двумя пальцами за куртку и посеменил следом, боясь потерять.

Юра вел телефонные переговоры с грузовым такси, внимательно слушая диспетчера. Он проявил полную невоспитанность, когда, услышав от меня "едем! 250", просто повесил трубку даже не сказав до свиданья.

Через час мы уже тряслись в машине в сторону р. Териберки. Водитель, которого звали Николай, оказался очень приятным человеком с интересной судьбой.

01.07.2002.

18.00 Прибыли на место. Посовещавшись по дороге, в тайне от водителя решили, что 250 явно мало и заплатили 500, заодно договорившись, что если у него будет возможность он заберет нас из Териберки через 12 дней еще за 500. Мы будем ждать его на мосту в поселке 12 июля в 11.00 утра в течении получаса. Если его не будет в 11.30 мы начнем искать транспорт.

Знакомое до боли для меня и Юры место. Но нас не двое, а четверо. И только туалета из двух стен уже нет. Да и снега тоже нет. Зато есть комары и мошка, еще немного слепней (далее эти персонажи будут упоминаться достаточно часто, в сочетании с матом и страшными проклятиями).

Стапель. Бег по дороге туда сюда, как в прошлом году для согрева, только от комаров. Судно на воде. Активная часть похода началась.

Идем не спеша, наслаждаясь красотами природы. Помню, как я мерз здесь в прошлом году. Сейчас жарко. Закатное, но не заходящее за горизонт, солнце освещает берега и висящие в воздухе стаи комаров. Прошли нашу прошлогоднюю стоянку. Вообще в этот раз мы собрали катамаран намного быстрее. В прошлом году нас подгонял холод, в этом - комары. Комары явно подгоняют лучше.

Вода намного выше, чем в 2001. Прямой, но мощный прошлогодний порог в левой протоке у небольшого острова, в этот раз даже порогом не назовешь, зато шивера превратилась в чуть ли не водопад. В 2.30 02.07 подошли к большому острову с микроканьоном где мы с Юрой в прошлом году мечтали постоять, и решили воплотить мечту сейчас. Прошли прилично, да и устали.

Стоянка на правом берегу в месте раздвоения реки просто прекрасна. Ужин. Кстати тушенку можно было не брать. В каше столько насекомых, что даже брезгливая Катя перестала их вылавливать и ела так.

Поставили палатки. Юркину избу, как всегда легко, а новую...

Эту двухместную полубочку явно делала оборонка: надежно, мощно (5 кг) и никаких удобств. Поднялся ветер, комаров сдуло. Но тут новая палатка проявила себя полностью.

Верхняя часть в торцах открыта на улицу, видимо для вентиляции, и отделена от жилого объема сеткой по всей длине. Но сетка эта пришита к палатке только в торцах. По длине же сетка эта по замыслу конструкторов должна поджиматься к внешнему корпусу палатки с помощью приделанных к сетке по длине с двух сторон резинок. Если ветра нет, то все работает. При ветре же палатка действует как ловушка для насекомых. То есть их вбивает ветром внутрь, и они рады бы выбраться наружу, но резинки этого сделать не дают, работая как комариный клапан. Про вход не на молнии, а на разнесенных на 10 см кнопках не хочется даже вспоминать.

Помимо этого "достоинства" и данного дома было еще одно. При температуре на улице в 25 С, температура внутри очень быстро достигала 50 С.

Спасал только москитник. Ночь прошла в мечтах о том как когда-нибудь я разыщу автора этого произведения конструкторской мысли и оторву ему... скажем руки.

Помимо всего прочего этот шедевр несколько раз за ночь упал из за ветра.

Полубочка MUST DIE!

Утро принесло некоторое облегчение. Ветер правда стих, но авиация противника пока не показывалась, хотя из травы доносился, наводящий ужас, звук прогреваемых моторов.

Позавтракали и решили спасаться бегств... организованно выдвигаться вперед.

02.07.2002.

Впереди из известных препятствий нас ждал один порог с достаточно сложной траекторией захода и следующий примерно через километр за ним водопад.

Порог удивил. Мы с Юрой его даже не узнали. мощнейшее течение, и почти двухметровые валы. Все таки уровень воды метра на полтора выше, чем год назад. Шли по старой траектории, опять не попали куда хотели, но прошли четко. Накрывало нас валами с головой. Вобщем классно. Правда если здесь стало на порядок круче чем год назад, то, что же представляет собой водопад мы старались пока не думать. Так и не думали пока чуть в него не влетели. На удивление водопад стал проще, хотя и мощней. Все опасные камни ушли на глубину, и проблем не возникло. Кстати, осматривая водопад мы с Юрой прошли на то место где год назад у нас была дневка. За год на этом месте явно стоял кто то еще. Так что маршрут становится популярным.

Дальше до места нашего прошлогоднего волока в Климковку никаких препятствий не ожидалось в теории и не оказалось на практике. А вот тут и начинается абсолютно неизвестная для нас часть маршрута. Нас переполняло любопытство. Да и мы с Юрой больше не могли надувать щеки и с умным видом рассказывать Кате и Андрею какой красивый куст появится справа за поворотом, или как этот камень выглядел год назад.

Пройдя чуть - чуть в "неизвестное" решили сделать привал. У Кати немного заболела левая нога. Сняв с нее сапог и подняв штанину я чуть не упал в обморок.

На ноге, чуть выше щиколотки, находилась композиция из трех пузырей размером с пинг-понговый шарик каждый. "То-то я чувствовала что меня в сапоге кто-то кусает" сообщила Катя.

Приняли решение вскрывать, так как сапог назад было явно не одеть.

Спирт, нож, спирт... себе, бинт. Все прошло хорошо. Пациент, слегка офигевший от таких укусов, тем не менее жив и доволен - спасибо врачам. Я - хирург, Андрей - анестезиолог, Юра - медсестра, в смысле брат.

Прошли еще маленько и решили вставать (в 2.30 03.07.2002), благо нашлась песчаная коса, продуваемая ветром так, что о комарах можно было не думать. Катя тем не менее, потратила время, чтобы доработать палатку, точнее пришить пресловутую сетку по всему периметру к самой палатке. Теперь комары могли проникнуть внутрь только через вход. Правда как открытый, так и закрытый, как между кнопочками, так и через сами кнопочки имеющие в центре дырочку, диаметром как раз под комара. Иногда, сидя внутри, было очень интересно наблюдать, как через эти дырочки просачивались комары. Профессионально, с равными интервалами в пару секунд. Спецназ отдыхает.

Проблема с палаткой была решена насколько возможно, комаров на улице не было (спасибо ветру), потому и ужин удался. Катя увидела в живую цветы которые я сфотографировал до этого в Хибинах. Изумительное зрелище: небольшая клумбочка сплошь покрытая маленькими фиолетовыми цветочками и вокруг песок. (Какая то разновидность мха).

03.07.2002.

Проснулись и позавтракали. Комары появились, но мало. Погода неплохая. Появилась мысль - "Уж слишком все хорошо!". Перестал работать примус. Не открывается и все тут. Ручка регулировки заклинила насмерть. Сразу подумалось - "Ну это уже лучше". Долго чинили, в процессе чего почти сломали окончательно. Теперь примус работал только в паре с пассатижами.

Не спеша собрались и вышли. Сегодня по плану должны дойти до водохранилища, а при хорошем раскладе и пройти его частично. Но нельзя было забывать, что перед самым водохранилищем нас ждал еще один водопад.

Буквально сразу после отплытия разливы реки начали сужаться, течение набрало скорость, появились перекаты. Погода начала портится, и насекомых становилось все больше. Каждый подозрительный порог мы старались просмотреть. Хотя бы начало порога. В принципе никаких серьезных препятствий до водопада быть не должно, но в водопад влететь неожиданно тоже не хотелось. Берега стали каменистыми и весьма красивыми. Река сделала правый поворот. Течение еще ускорилось. Остановились на этом повороте для видеосъемки. Заодно просмотрели на предмет камушков отрезок реки до следующего левого поворота (метров 200). И отправились дальше. За левым поворотом река начала заметно понижаться, скорость выросла весьма прилично, и прокатившись на валах высотой метра полтора мы неожиданно оказались в водохранилище. Да, водопадом назвать это достаточно трудно. Хотя влетели как всегда неожиданно.

Начался дождь, наверное первый за поход. Решили встать на первом удобном месте и установить мачту, шверт и вообще приготовится к переходу через эти необозримые просторы длинной пятнадцать км.

Дождь, сопровождаемый, попутным нам, южным ветром, усилился.

Установив все парусные примочки, двинули на север. На открытой воде проверили как работает шверт. Шверт работает отлично, при движении в бойдевинд сноса нет. Вот руль из весла, блин, работает не отлично. Курс бойдевинд еще удержать можно, а вот повернуть, уже нет. Но, к счастью, нам надо идти строго по ветру.

Вот и пошли, прекратив эксперименты. Скорость приличная, у носа буруны. Только вот рука, которой руль я держал, через минут пятнадцать начала слегка уставать. Да нет, вру. Зверски уставать.

Пришлось на ходу, придумывать разные приспособы, вроде рычагов. Теперь стало очень удобно, да и руль стал похож сам на себя. Примерно через час меня сменил Юра, хотя отдавать бразды правления не хотелось. На лице у него сразу появилось выражение радости. Все же ходить под парусом это кайф.

Вскоре по правому борту, вдали, промелькнула дамба электростанции.

Появились островки. Пора было искать место для высадки, пройдя, по возможности, в самую северную часть водохранилища. Четыре пары глаз пытались углядеть как бы нам пройти подальше. Только рассудительная Катя выдала, филосовским тоном, очередной шедевр своего красноречия: "Я думаю, что дальше больше нету!". (Ну не всегда я ее понимаю... не всегда.).

Ветер был такой хороший, что место для высадки мы нашли уже через полтора часа, после того как стартовали с противоположного (южного) конца водохранилища. Не надо смеяться, скорость в 10 км в час для катамарана с четырьмя пассажирами и парусом площадью 2 кв. м. это очень прилично.

Высадились в 2.19 04.07.2002 примерно в точке, наиболее удобной, как нам показалось, для последующего волока в озеро Коровье, из которого вытекает ручей, через километр впадающий в реку Долгую.

Лагерь поставили с трудом, причина - очень сильный ветер. Но с удовольствием, причина та же. Поясню, количество насекомых в воздухе обратно пропорционально силе ветра.

Ужин также дался с трудом. Мало того, что примус работал чуть ярче ладанки, его еще и ветром задувало. Пришлось искать местечко без ветра. Местечко это мы нашли метрах в ста от лагеря. Туда ходили и ужинать и завтракать.

Кстати берег, очень похож на беломорский, да и погода такая же, как у нас всегда была на Белом море.

Ночлег прошел не очень спокойно, ветер набрал почти ураганную силу, и всю ночь валил палатку Юры и Андрея с завидной регулярностью. Я закрепил нашу полубочку такими камнями, что и танком не свалить, тем не менее, камушки все же к утру подвинуло. Этот ураган усугублялся достаточно сильным дождем. Так что к подъему у Юры из сухих вещей были только сапоги. В палатке у них плескалось целое озеро со спальниками - островами.

04.07.2002.

14.00 подъем. Дневка, в основном использованная для разведки волока. Кстати по берегам водохранилища местами лежит снег, он нам попадался и раньше на реке, но так много не было. В одном месте рядом с лагерем (именно там где у нас была столовая и кухня) снежник был толщиной больше метра, видимо до зимы он так и не растает.

Катя сфотографировалась на нем. Получился достаточно редкий снимок "Катя на снегу в июле".

На разведку отправились втроем, правда, Андрюха проводил нас до первой горы. В принципе длинна волока по карте максимум метров двести. Но как говорится "написали на бумаге, да забыли про овраги". Так что решили искать наиболее удобный.

Залезли в горы. А ветер все усиливался, причем как то незаметно, видимо пока спали, сменил направление на северное. На высоте "сколько то там" метров Катю чуть не укусил орел.

Гора, на которую мы поднялись, что бы с высоты рассмотреть наш возможный завтрашний путь, в северной части обрывалась к озеру Коровьему вертикальной стеной высотой метров 100 - 150. Ветер дул как раз со стороны обрыва. Причем такой силы, что мы устроили развлекаловку - встаешь на самый край, раскидываешь руки и ложишься на ветер, вися без видимой опоры над пропастью под углом в 45 градусов. Правда сзади все же страхуют, а то вдруг ветерок резко выключится.

Примерно поняв, где лучше волочится (самый северо-западный угол водохранилища), начали спуск по склону покрытому мхом. Склон серо-зеленого цвета, камни и мох. Но вдруг впереди на небольшом холмике блеснуло что то ярко белое. Это был яйцеобразный камень, из материала очень похожего на мрамор, совсем не характерный для этих мест. Глаза Юры наполнились восторгом. Мы с Катей заподозрили неладное. Дело в том, что у на всех сильно развита страсть к собиранию камней "на память". Но меру все же знать надо.

"Унесу, в Москву заберу" бормотал Юра, пыхтя и пытаясь, камушек этот поднять.

А камушек хотя по форме и был как яйцо, но по размерам, примерно как две головы у Юры, а Юра мальчик не маленький - 105 кг. И голова у него тоже развита пропорционально туловищу, по крайней мере, внешне.

Слава Богу, что камень был именно такой, какой был. Будь он кило на два легче Юра бы его точно унес, и в скоре, как показало будущее, у нас появилась бы очень большая проблема, так как отговорить Юру взять что-либо, все же проще чем в дальнейшем заставить его это "что-либо" выбросить.

Продолжили спуск. Юра еще какое то время оглядывался назад, оглашая горы грустными вздохами, но закон непреклонен. В смысле закон всемирного тяготения.

С горы мы углядели, что наиболее простой путь волока проходит по небольшому заболоченному распадку, соединяющему берег водохранилища и берег озера. И идти недалеко и в гору вроде не карабкаться. По этому распадку мы и решили выйти к лагерю, проверив, можно ли по нему пройти с грузом.

В распадке ветра не было. Зато было болото. Сдуру, расслабившись за последние два дня, мы забыли москитники в лагере. Это была фатальная ошибка.

Я еще никогда не бегал так быстро. По капюшону стучал дождь из комаров и мошки. Куртка, по капюшону которой все это стучало, была весьма теплой и бежать было жарко. Поэтому я мечтал только об одном - быстрее в лагерь, где дует ветер. На берег водохранилища, недалеко от лагеря, мы выскочили так, что Шумахер бы умер от зависти. Галопом по берегу в сторону лагеря. "А ветер что-то не появляется" мелькнула, но была сразу отброшена как волюнтаристская, мысль. Почему-то знание о том, что в лагере ветер есть, а летающих тварей нет, было абсолютным и несомненным. Из за мыска показались палатки. И Андрей в москитнике, отмахивающийся от чего-то невидимого. В этот момент я понял что означает фраза "крушение всех надежд". Мозг отказывался принимать реальность. Но реальность жужжала над нами тучами, зная, что тело ее примет по любому. Я успел нырнуть в палатку первый, Катя, почему-то не спешила. Перебил залетевших гадов, снял мокрые от пота (бежали то мы очень быстро) вещи... дальше слабонервных прошу зажмурить глаза... как человек немного цивилизованный и слегка брезгливый, позволить себе и дальше сидеть, обсыхая от пота, я не мог. Надо было пользоваться фактором внезапности. Такой наглости комары не ждали. Проводив своими фасеточными глазами полностью обнаженного человека, выскочившего из палатки, до самой воды, к которой он бежал, и обратно до палатки, они просто офигели от изумления. Из состояния ступора насекомых вывел щелчок застегиваемого входа. Но было поздно. Осознав, чего они лишились, комары озверели. Я кайфовал. Не спеша, вытерся и закурил. "В палатке чего-то не хватает" пришла в голову мысль. "Батюшки... Кати не хватает" она была на улице пытаясь матюгами поторопить меня с одеванием.

"Вылазь! сволочь!" доносился с улицы ее ласковый голос.

"Сейчас дорогая, только выход найду, а то дыма много" ответил я, нашаривая клапан. Дело в том, что курю я трубку, а дыма от нее намного больше, чем от сигареты, даже нескольких сигарет. А палатка по объему совсем не ангар.

С улицы донесся рев разъяренной львицы, состоявший в основном из непечатных выражений.

Мой подвиг с купанием повторить не решился ни кто. Так и уснули, ругаясь на авиацию противника. Завтра нас ждал тяжелый день. Если бы я знал, насколько каждый следующий день будет тяжелей предшествующего, я бы сдался на милость насекомым еще вечером.

05.07.2002.

Поставили катамаран на воду, чтобы подойти к вчерашнему распадку на веслах. 100 метров, а все не пешком. Воздушная обстановка лучше не стала, скорее наоборот. На помощь комарам подтянулась мошка.

Вытащили все на берег и пошкандыбали по вражеской территории в сторону озера Коровьего. В две ходки. Юра нес помимо положенных вещей еще и деревянный посох, который я нашел накануне около лагеря, но там же и бросил. Чем бы дитя ни тешилось... ладно, все не камень (тьфу-тьфу не сглазить).

До озера добрели без особых происшествий. На озере встали на воду и погребли к северо-западу, туда где из него вытекал ручей. Какой кайф ходить по воде. В 50 метрах от берега комаров меньше на порядок. Но это, как показал дальнейший жизненный опыт, не единственная причина.

Озеро кончилось довольно быстро. Ручей из него действительно вытекал, но он был именно ручьем. Перекаты шириной и длинной метров 10 и глубиной 10 см с торчащими везде камнями чередовались с плесами, имеющими примерно такие же характеристики. Короче по воде идти нельзя. Пришлось идти по берегу, опять в две ходки и по болоту.

На особо длинных плесах (больше 10 метров) удавалось двигать катамаран по воде, оттолкнув от берега в начале плеса и ловя в конце.

Пройдя очередной плес, мы задумались, о том, что от озера Коровьего до моря по воде километров восемь, вместе с ручьем - девять, а отметка уреза воды на этом озере 128 метров над уровнем моря. И по идее ручей в совокупности с рекой Долгой должен эту высоту как-то терять.

Обнося следующий за плесом перекат, мы узнали, как ручей резко может потерять метров 15 высоты. Перекат, за поворотом обрывался вниз потрясающим водопадом.

Снова плес. Потом ручей сузился так, что через него можно было перепрыгнуть, что нам и пришлось делать четыре раза (ведь мы шли в две ходки - сначала рюкзаки потом катамаран). Прыгать с катамараном на руках втроем и синхронно - это довольно экстремальный вид спорта и мне он не понравился. Идти было конечно легче чем прыгать, но тоже достаточно тяжело. Особенно с катом. Большой он, за деревья цепляется (началась зона леса), за землю. Особенно тяжело было потому, что между ходками нельзя полноценно отдохнуть хотя бы пару минут из-за комаров, мошки и слепней. Не дают эти гады сесть и перестать шевелится даже на мгновение. Про покурить я уже не говорю. Поднять забрало москитника смерти подобно. Короче одной рукой куришь, а другой врагов гоняешь. Курить через сетку не получается. Так матерясь и одновременно восхищаясь красотами пейзажа мы вывалили к слиянию ручья и Долгой. (Но не забывайте, что еще была вторая ходка, сильно отличающаяся от первой количеством мата). Произошло это уже 06.07.2002 в 2.51.

Река Долгая порадовала не сильно, вода есть но мало. Чем то очень похоже на прошлогоднюю Климковку. Правда красивый каньон. Скалы и горы на горизонте, ну то есть там где этот горизонт не загорожен стенами каньона, то есть на юге, откуда течет Долгая и на севере, куда она течет. Кстати на севере сквозь облака прорывался солнечный луч похожий на свет маяка.

Пройдя по воде метров, 200 мы убедились в сходстве этих рек окончательно. Да и цифра 8 км до моря нам с Юрой до боли знакома с прошлого года. Страшная цифра. Светит двумя днями пешкодрала по не очень пригодной для ходьбы, местности. Так и вышло в последствии.

Тем не менее, сил идти дальше не осталось, да и было уже 4.00, потому залезли на холм, при паводке вероятно становящийся островом, правда сейчас река омывала его с запада, с востока же было болото. На верху в плане насекомых лучше не стало, но была надежда на ветер, да и вид симпатичный. На юге, очень далеко, выдавался над горизонтом потрясающий каменный зуб, высокая гора с лысой верхушкой характерной формы, довольно мрачного вида.

На севере петляла в ущелье река Долгая, местами теряясь и грозя полным отсутствием воды, а местами разливающаяся довольно широкими плесами.

На холме этом Катя испугалась и сообщила, что нас съедят дикие звери, следы пребывания которых в виде какашек она нашла за минуту перед этим.

Следы эти были размером с арахис, но много.

Отдохнуть можно было только сидя в палатке, перебив в ней предварительно все живое с крыльями. Так и отдыхали, плавно перейдя ко сну.

06.07.2002.

Точнее почти уже 07.07.02 так как время у нас опять начало смещаться.

По воде идти не получается, очень уж мелко. Правда, болото по другую сторону холма довольно полноводно. Да и длинной метров 150. Все лучше, чем пешком.

Правда, болото кончилось быстро.

И начался кошмар. Воды в реке столько, что катамаран даже нельзя проводить. Приходится большей частью идти по берегу, вдоль реки срезая ее повороты по редколесью. Наши предчувствия по поводу "восьми километров" обрели реальность. Но самое неприятное, в таком передвижении, это вторая ходка. Вроде куда то дошел, а нет, еще раз обратно идти. Хотя вру. Самое неприятное, это все же монстры с крыльями. Больше всего достается рукам. "AUTAN" не помогает. Вообще такое ощущение, что эти твари жрут его даже с удовольствием. Причем вместе с кожей. Комары по сравнению с мошкой и слепнями, просто ангелы небесные. Мошка забирается в малейшую щелку в одежде, а слепни эту одежду просто прогрызают. Причем если один укусил, то это место надо все время держать под контролем. Остальные летят на запах крови. Меня укусили в одну и ту же точку на пальце три раза. Рекорд. Мне вообще давно не понятно, почему Ной во время потопа у себя на ковчеге не прибил этих гадов. Ведь их тогда было всего одна пара. (Ну, или хоть голубь их сожрал бы).

При движении сначала несем рюкзаки, заодно прикидывая как лучше нести катамаран. Потом Катя остается с вещами, а мы возвращаемся за кораблем.

Места же глухие настолько, что ощущаешь себя, как на луне. Потому самое тяжелое для Кати было оставаться одной на каждом переходе, причем на довольно продолжительное время. Ей было страшно. Да и неудивительно. Мертвая тишина, и скалы по горизонту. Хотя тишина все же не мертвая. Комары не куда не девались.

Удалось пройти по воде, удачно подвернулся приличный разлив реки. Мы даже начали надеяться, что дальше будет легко. Но вот река сузилась и обмелела, правда, хотя груз и приходилось нести на себе, кат мы все же проводили.

Очередная ходка.

Бросили судно на излучине, прямо посреди реки, там куда часом раньше приволокли рюкзаки. Впереди река на повороте была завалена довольно крупными камнями. Короткий отдых. Но пора идти дальше.

Здесь хочется привести наш с Юрой диалог.

Уже надев рюкзак, Юра сделал интересное замечание:

- Кат бы не плохо привязать, а то вдруг свалит.

На что получил мой комментарий:

- Если свалит, я буду счастлив.

Срезав с рюкзаками очередной изгиб реки и выйдя на берег, обратно мы двинулись назад по руслу, так мы делали почти на каждом переходе. Надежду лелеяли, что вдруг катамаран по воде провести удастся, по лесу то его носить не очень приятно. Иногда надежды оправдывались, чаще - нет.

Так произошло и в этот раз. Река, на отрезке метров 50 в длину, сузилась (благодаря чему все небольшое количество воды приобрело ощутимую скорость) и была завалена огромными камнями, пройти по которым, не переломав ноги и без груза было почти невозможно.

Более того, обнести этот каменный развал по берегу, было так же нереально. Берега были почти вертикальные, высотой метров десять и для полноты ощущений покрыты густым лесом, состоящим из зарослей кустов, деревьев и кажется даже лиан.

Мы просто не знали, что делать. Попробовали по руслу - чистое самоубийство. Как затащить катамаран в собранном виде на такой обрыв, да еще сквозь заросли, мне было не очень понятно. Я и до этого влез туда с рюкзаком с огромным трудом, попутно раза три чуть не навернувшись.

Это был один из немногих моментов в моей жизни, когда я начал отчаиваться.

Отчаиваться можно сколько угодно, но как говорится "глаза бояться, а руки делают".

Я жалел только об одном, почему моя мама не сделала аборт в 1971 году. Поскольку на дворе 2002, то делать это уже поздно. Юра застрелить меня отказался, сославшись на то, что патронов мало, а ему и самому надо.

Первой мыслью было судно разобрать. Но сил на это просто не было. Была нормальная спортивная злость. Только благодаря ней мы затащили катамаран на этот обрыв сквозь деревья.

Все гениальное просто - мы тащили его в положении "на боку". Это нелегко, но теперь мы знаем, что можем в будущем затащить наш корабль на любую гору как покрытую лесом, так и нет. Хотя в будущем лучше все же не смешивать водные походы с горными. И по возможности сплавляться по рекам, в которых есть вода. Я думаю, что изобретенный мной и Юрой в прошлом, 2001, году и получивший развитие в этом, новый вид спорта под названием "водный альпинизм" в народе не приживется. Уж в нашей команде точно.

"Но вот затихла дрожь в руках.... и мат... в горах". Мы это сделали. Спустя три часа пройдено еще 50 метров маршрута.

Дальше было легче.

Но не намного. Спустя пару поворотов реки, и несколько часов мучений, в которые вошли обычные две ходки и обнос небольшого водопада перегороженного сетью (первый признак цивилизации, хотя на первой стоянке на Долгой мы видели вдалеке человека, видимо рыбака) Катя загрустила. Этого я боялся больше всего, что она сломается. Попытался успокоить, но в ответ получил кучу мата и еле увернулся от профессионального хука с правой (научил в Москве на свою голову). Юра и Андрей стояли в сторонке держа катамаран, и сжавшись от ужаса в предчувствии, что то же могут огрести. Надо было вставать на отдых. Но здесь этого сделать было негде. Идти Катя уже явно не могла.

Но к счастью река набрала воду и в принципе, можно было идти, как положено в водном походе, (то есть катамаран везет тебя, а не ты его) только не спеша и осторожно.

Уложили вещи, Посадили со всеми предосторожностями (что бы не получить нокаутирующий удар) Катю и погребли. Причем погребли достаточно шустро. Иногда приходилось соскакивать на особенно мелких местах, но это был просто отдых по сравнению с тем, что было раньше. Катю мы правда не трогали.

Плохо другое. Места пригодного под стоянку как-то не попадалось. Я понял, что если в течении еще десяти минут мы не встанем, то моя будущая жена сделает себя будущей вдовой.

Счет моей жизни пошел на секунды. Но тут произошло непредвиденное. Вырулив из за очередного поворота и набрав хорошую скорость наш крейсер попер прямо на свисающее с берега дерево.

Команда "пригнись" была выполнена всеми кроме Андрея, занимавшегося в это время похоже медитацией . Катамаран резко остановился уперевшись Андреем в эту ветку. Медитация была прервана и Андрей грубо возвращен из астрала в реальность. Какое то время наш боевой товарищ отчаянно сопротивлялся, напоминая Лаокоона ведущего борьбу со змеями. Ветка, казалось, была живой, и норовила его задушить. Но изможденный трудностями пути организм человека не выдержал этой борьбы и сделав эффектный кувырок назад через голову, проиграл эту битву, уйдя с всплеском под воду.

Пора было вставать на отдых. К тому же место Андрюха выбрал для нырка отличное. Катя приободрилась и сообщила, что истерить начала только по причине голода.

"Вы меня не кормите... а... а..." раздалось над рекой.

Пришлось кормить Катю и сушить Андрея. Да и мы с Юрой были на последнем издыхании.

До моря явно оставалось недалеко. Уже чувствовался соленый запах.

Как мы поставили лагерь прямо на отмели, на левом берегу я, честно говоря, не помню, так мы устали. Шли мы чуть меньше суток.

Помню как проснулся утром (ну в смысле нашим утром 17.00 07.07.20002), вылез из палатки, и сразу нырнул обратно за видеокамерой. Такую красоту можно увидеть не часто. За окрестные холмы, почти на одной высоте с лагерем, цеплялись, плывя с севера, облака. Не клочья тумана, а именно облака, как будто мы были на высоте в километр над уровнем моря.




Источник: http://www.nordtur.narod.ru/teriberka2002.htm
Категория: Путешествия в Териберку | Добавил: kustic (14.06.2011)
Просмотров: 356 | Теги: Кольский, сопки, Териберка, Баренцево море, Тундра | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Форма входа


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 86
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Locations of visitors to this page