Главная » Статьи » Путешествия в Териберку

Глава №3. Побережье Северного Ледовитого океана.

Глава №3. Побережье Северного Ледовитого океана.

http://mxom-na-ug.livejournal.com/10352.html#cutid1


  • Aug. 8th, 2010 at 8:45 AM
фотография, приключения, Путешествия, авантюры


Спасибо! 
   Оно для тех, без кого ничего бы не вышло,  без кого бы не было этого путешествия, и я ни за что не увидел бы этих удивительных мест, холода которых теперь согревают, а ветра уносят вперёд к новым горизонтам.
    В первую очередь я хочу поблагодарить свою маму. Ещё со школьной скамьи она уразумела:
Мужик что бык: втемяшится
В башку какая блажь —
Колом ее оттудова
Не выбьешь: упираются,
Всяк на своем стоит!
И конечно, знала, что я своего не брошу; и посему не то из-за заботы, не то из-за собственного духа авантюризма, сделала всё, чтобы я вернулся, живой и счастливый. Пока я загорал под крымским солнцем, мама вела активную переписку с блогерами, походниками, мурманчанами - со всеми, кого смогла найти. Она бы и тюленям написала, но те плохо печатают на клавиатуре. Отдельного спасибо мама удостаивается за то, что ничего не рассказала папе... А папа - за то, что так и не смог выведать у мамы, куда я еду.
   Среди тех, кто откликнулся был [info]angrymanz. В то время, как остальные растекались мысью по древу, сочиняли эссе, в которых недоумевали почему  пишет мама, а не я сам,  и спорили о том, кто раньше меня съест: медведь или росомаха, он единственный давал действительно нужные ответы. Поход в одиночку вдоль побережья ему тоже не казался безопасной идеей, но записывать меня в идиоты он не торопился. Вместо этого он терпеливо объяснял, как и каких опасностей избегать.
   Ещё я очень обязан Вале и Оле за то, что попал на две биологические станции, в Хибинах и на Белом море.
   Спасибо Ире ([info]expert_murmansk), Наде и Алёше за тёплый приём в Мурманске.



Если нажать на фотографию, то можно будет подробно рассмотреть маршрут.

   Если Любовь оправдывает сумасшедшие поступки, то я невиновен. С первого взгляда я влюбился в название посёлка далеко за полярным кругом. Териберка (в том, в которое влюбился я, ударение на третий слог). Уже потом родилась идея дойти вдоль побережья до Дальних Зеленцов. Сначала я, конечно, не собирался идти один. Я звал с собой друзей, потом перешёл на друзей друзей и людей вовсе мне незнакомых. Иногда даже кто-нибудь соглашался, но быстро выяснялось, что у него работы невпроворот, либо мама не отпустит, да и кактус поливать некому. Помимо нехватки кадров существовала ещё целая куча проблем, и она постоянно росла.
    Большая часть Кольского полуострова объявлена пограничной зоной, в неё попадал весь задуманный мною маршрут. Что бы тебя не схватили пограничники, нужно оформить пропуск, то есть за месяц до поездки переслать по факсу в мурманское отделение ФСБ целую кипу документов и надеяться, что там её приняли, и что ты всё правильно заполнил. Потом я прочёл, что погранзону сократили... а может быть и нет. Разобраться в этом было совершенно невозможно. Я позвонил в Мурманск по телефону, который с трудом отыскал в интернете. Несколько дней - длинные многообещающие гудки. Наконец, трубку взяли, но сказали, что "это мне лучше перезвонить по номеру такому-то". С номером таким-то всё в точности повторилось. А вот в третий раз мне улыбнулась удача - и ответили сразу, и уверили, что никаких пропусков мне не надо.
    Единственной картой, которую я смог отыскать, была старенькая двухкилометровка. Но как было выяснить существуют ли всё еще отмеченные охотничьи избы, переправы, тропы? Немного сориентироваться уже ближе к отъезду помог angrymanz.
    Оказалось, что я совсем не представляю себе, что такое тундра, кто в ней водится, какая погда на побережье. Когда вернулся с другого, более знакомого полуострова, мама говорит: "Может, не поедешь на Кольский?", только звучало это как-то противоречиво - интонация содержанию не соответствовала, и глаза блестели. "Вот медведя ты встретишь, и что ему скажешь? Привет, медвед?" - изображала мама в лицах (откуда она-то знает). Или подойдёт неожиданно сзади и руки резко на плечи положит: "Ням-ням. Всё съела тебя росомаха." Дальнейшие сценарии были не менее трагичны: меня уносит ветром в море, я замерзаю в снежной бури, падаю со скал... Задумываясь о том, что это всё может произойти на самом деле, становилось не по себе, да и помочь мне уже будет некому, связи там почти нигде нет. Красочную картину дополняли сочинённые словоохотливыми мамиными переписчиками подписи. Она ехидно показывала мне обрывки сообщений: "... не я сам бы туда не ногой, это ж страна непуганых идиотов...", "...да сдует его. У нас городок там есть. Так его все городом летающих собак зовут..." Сама мама сказала, что этого не выдержит и укатила на всё время моего путешествия в Европу.


 Автобусы до Териберки ходят два раза в неделю. Расписание я узнал уже в Мурманске.



   По дороге у меня сильно разболелась голова и я еле дошёл до водопада, у которого хотел поставить палатку. В этот вечер я увидел океан, скалы, почувствовал ветер, просачивающийся под одежду.


Ночь. Шорохи отчётливо вырисовывались в крадущиеся шаги.




Самый вкусный завтрак.


Подо мной многометровый обрыв, а максимальное время автоспуска всего 10 секунд.
















Над расщелиной можно разглядеть мою палатку.






Береговая батарея.


Остров Малый Олений.


Как они очутились высоко на скалах?








Мои дом, водопад, озеро и океан.






Всё началось с этого самого места. Случайно мне попалась фотография огромных зелёных камней, я и не думал, что когда-нибудь их увижу.







   В очереди в магазине я встретил девушку, она была одета в растянутый свитер, драные штаны, на ногах - резиновые сапоги, но я сразу её узнал. Мы ехали в одном автобусе из Мурманска, только тогда это была эффектная брюнетка, накрашенная, в обтягивающей юбке, на высоких шпильках, диссонирующая с обшарпанным салоном.



   У женщин в магазине, я попросил свести меня с кем-нибудь из местных охотников, чтобы расспросить о дороге и о диких животных. Одна из них, та что в платье в горошек, пообещала познакомить меня с её мужем и пригласила домой. 
   Внутри почти городская квартира: новенькие обои, плазма, микроволновка. По-моему, я рассматривал всё с бестактным любопытством, но больше всего меня интересовало, конечно, совсем другое. За чаем охотник, рыболов и знаток здешних мест рассказал, какие из отмеченных на карте домиков он знает лично, и как лучше идти; а ещё, что медведей в этом году много, и они так обнаглели, что даже повадились лазать в местную помойку. Поведал ему о своей плане. Было видно, что он тщательно подбирал слова: "Ходить там в одиночку... я бы сам не стал. Это... опасно." Жена его услышала, говорит: 
- Так ты проводи парнишку.
- Сдурела что ли, туда три дня налегке идти.
  На улице встретил ещё двух мужиков. Но наша с ними беседа была менее информативна, ибо один слов не подбирал, а другой вообще молча ухмылялся.


Брошенные, но до сих пор привязанные к пирсу лодки.


Старая Териберка в тумане.

   Впереди была ещё ночь раздумий. Я разбил палатку у озера на горе, прямо над посёлком. И после полез выше, взглянуть на Старую Териберку. Всё вокруг быстро и неизбежно стало затягивать былыми лоскутами. В какой-то момент я даже совсем остановился, почувствовав себя, как в невесомости. Наверху дул ветер, настойчиво подталкивая к обрыву, и я поспешил спуститься. Но хотя туман постепенно рассеивался, ни палатки, ни озера на месте не оказалось. Вместо этого я угодил в топкую хлябь, почти болото. Растерялся. Если бы не дома внизу, по которым можно было сориентироваться, и не нашёл бы своего пристанища.
   Ночью медведи целыми семьями прямо мимо моей палатки спускались в посёлок разрыть очередную помойку. Да-да, я это отчётливо сам слышал.
   Утром, когда готовил завтрак, встретился грибнику. Тот тоже оказался "бывалый", и кое-что понарассказал; а водопад, возле которого я провёл предыдущий день обозвал "ручейком", не идущим ни в какое сравнение с Большим Падуном - думал, я до него не дойду...


Лодки оказались вовсе не брошенными. С приливом они поднялись со дна.












Некогда крытый рынок.





   Териберка делится на две части, старую и новую, называемую также Лодейное.












Кладбище деревянных кораблей.









   В старой части посёлка тоже оказался магазин, сельпо. Я взял кефир, уселся на крыльцо и принялся наблюдать за жизнью вокруг. Изнутри доносился спор продавщицы с явно подвыпившим мужичком, дети кормили голубей, у лачуги на берегу шумно гуляла компания. Не успел я понять, что кефир мой прокис, как в магазин зашла женщина, вежливо ответившая на приветствие. Судя по звукам она тотчас же присоединилась к спору, а через минуту, буквально волоча за собой несчастного мужа, показалась в дверном проёме. "Ты почему, сволочь такая, не на работе. Ну ты вечером у меня получишь, а теперь марш за дело. Как дам сейчас..." - кричала она на всю Териберку, размахивая кулаками. Доходяга опустил глаза и смиренно сносил все обвинения в свой адрес. Когда разъярённая супруга удалилась, он спокойно расправил сжимаемую в руках кепку, присел ко мне и протянул ладонь: "Здравствуй, я Митя..."
  






  На самой окраине посёлка я постучался в дом. Сначала на меня с лаем вылетела здоровенная псина, но потом хозяева загнали её и разрешили зарядить телефон и фотоаппарат. Глава семейства, как и предыдущие мои собеседники, однажды встречался в тундре с медведем. Он простодушно, но с тщетно скрываемой гордостью в голосе рассказал, как раздвинул кусты, увидел здоровенную мохнатую морду и не нашёл ничего лучше, чем бежать, сверкая пятками. И точно также поступили все остальные. А ведь в любом пособие по выживанию написано: "Ни в коем случае не делайте резких движений..." (Наверное, косолапые их не читают.) Кстати, медведь тоже кинулся наутёк. Бежали они, конечно, друг от друга, но, пока друзья горе-охотника его не окликнули, в одну сторону.
   Я почти было успокоился - раз уж такое количество людей встречали медведей и мирно с ними расходились, то и мне, следовательно, особо нечего бояться. Но быстро сообразил, что просто те, для кого подобные свидания заканчивались более плачевно, попасться мне и не могли.



   Несколько лет назад здесь решили построить завод по производству сжиженного природного газа, и поначалу даже хотели переселить часть посёлка. Но местное население было против, и Газпром перенёс строительство километров на пятнадцать восточнее Териберки. Для этого туда через скалы пробивают дорогу, работает куча техники: самосвалы, трактора, бульдозеры, время от времени раздаются громкие хлопки - подрывают породу. Так как работы в самом посёлке почти нет, то все надеялись устроится сюда, но Газпром нанял строителей со стороны и, кстати, за совсем не плохие зарплаты - около 50.000. А местных, как и в незапамятные времена продолжает кормить море, причём не совсем легально. Существуют ограничения на отлов рыбы промысловыми судами. Поэтому отчаливает траулер, а вслед за ним уходит несколько лодочек с удочками на борту. По возвращению, рыбацкое судно полупустое, а лодки чуть ли не тонут под "запасами на зиму".
   Так вот я решил дойти до конца этой дороги, а там уже почти сразу первый охотничий дом. Надеялся, что кто-нибудь подвезёт, но грузовики шли только навстречу. Через пару часов я дошёл до первой развилки, направо - новая дорога, налево - еле различимая калия, там же был разбит палаточный лагерь геологов. Они посоветовали идти до реки Орловка по старой дороге, мол и быстрее так, и безопаснее, так как идут взрывные работы. Я послушался, но тропа становилась всё хуже и хуже. Через пятьсот метров я шлёпал по щиколотку в воде, через километр совсем завяз в болоте. Каждый шаг давался с трудом, рюкзак то и дело угрожающе кренился, и мне стоило огромных усилий удерживать равновесие, а на ногах всё ещё были сандали. Наконец, я выбрался на твёрдую землю, прямо над новой дорогой. Но наклонившись перевести дух, заметил тонкие провода, тянущиеся между камнями. А вокруг никого. Жизнь перед глазами не проносилась, только камни, камни, камни... Боль в ногах я почувствовал только добравшись до реки, почти голые ступни были в ссадинах и небольших порезах.



   Дома на месте не оказалось, начинался дождь. Тогда я в первый раз чуть не взвыл от отчаянья. Прошёлся вдоль реки и на другом берегу разглядел деревянную постройку. Когда дотащил до неё вещи, я заметил, что со стороны дороги кто-то явно сигнализирует мне зеркальцем, но так и не понял, что он имел ввиду.


Находка. По инструкции: 100 мл. на первые сутки, 400 мл. на следующие.





Я родился у самого края земли.
Там, где море волну об утёсы дробило.
Прямо в тундру из комнаты двери вели,
И на Северный полюс окно выходило.

                                      Владимир Смирнов





   Утром, позавтракав, я решил идти дальше, за точку невозврата. Я понимал ответственность перед родителями и самим собой. Пообещал не рисковать понапрасну и при любой опасности пытаться сохранить спокойствие.

Антрактъ.


Источник: http://mxom-na-ug.livejournal.com/10352.html#cutid1
Категория: Путешествия в Териберку | Добавил: kustic (06.01.2012)
Просмотров: 1590 | Теги: Кольский, Териберка, июль 2010 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Форма входа


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 86
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Locations of visitors to this page